Skip to main content

Как создавали Ташкент

12+

Ташкент меняется неумолимо и стремительно. Сносы и застройки, культурное наследие и модернизация, традиционное и современное. Очень много «или» сопровождает современный градостроительный процесс.

А как формировался тот Ташкент, который, как многие считают, мы теряем сегодня?

Каким мог быть колонизированный город?

После захвата Ташкента Царской Россией в 1865 году произошла трансформация его планировочной структуры — на правом берегу канала Анхор началось строительство «нового» города. Архитектурный стиль появлявшихся зданий значительно отличался от прежней градостроительной модели. Изначальное разделение города явно показало преимущество одной его части над другой, и это негативно повлияло на настроения среди местных жителей и привело к ряду недовольств и возмущений. Предсказуемая ситуация для колонизированных территорий.

Существует три сценария развития колонизированных городов: «замещающий», «вытесняющий», «параллельный» города (подробнее эту тему затронул историк Борис Чухович в лекции «Новая архитектура и “старый” город»).

В случае с «замещающим» городом колонизаторы уничтожают местные строения и на их месте строят новый город со своей стилистикой.

Что же касается «вытесняющего», процесс полной трансформации города происходит постепенно: на месте некоторых зданий и территорий появляются новые строения, архитектурный стиль которых соответствует вкусам колонизаторов. Тем самым новые здания «вытесняют» прежние, и постепенно появляется новый город, в котором в качестве исключения проглядываются элементы старого.

Третий сценарий развития был применен к Ташкенту. Царское правительство решило построить «параллельный» город, тем самым разделив его на две части. Подобное градостроительное решение было применено и по отношению к Дели, где также город разделили на «старый» и «новый» и эти части не пересекались друг с другом.

Новый город царской России

Поначалу у царского правительства не было цели масштабно заселять колонизированные территории — все ограничивалось несколькими административными зданиями, крепостью, казармами и несколькими жилыми комплексами на правой стороне канала Анхор.

Однако в связи с гражданской войной в Америке (1861—1865) усложнились условия импорта хлопка. Средняя Азия (в большей степени Узбекистан) начала рассматриваться как территория для выращивания хлопковых культур. В связи с этим был разработан план строительства параллельного города («русского Ташкента»), причем на незаселенной местности. Так началась программа переселения населения из Царской России на новые территории.

Простым примером застроек тех времен являются дома за площадью Хамида Алимджана, которые строились для царских военных и переселенцев из России.

Советские версии Ташкента

Следующий этап трансформации городской территории начался с приходом советской власти. Ведь даже в идеологическом смысле планировка Ташкента не соответствовала новому режиму и системе ценностей, так как изначально делила город на две части — «новую» и «старую», что лишь разъединяло людей.

Было разработано несколько советских альтернатив развития города.

Первая альтернатива основывалась на принципах деколонизации (в контексте коммунистической идеологии), которая подразумевала объединение старой и новой частей города для улучшения взаимоотношений местных жителей. Вообще, политика Советского Союза была направлена на продвижение социалистической идеологии, в том числе посредством архитектуры. Началась разработка проектов по слиянию «старого» и «нового» городов.

В качестве примера такого подхода можно привести разработки 1928—1931 годов советского архитектора Александра Сильченкова, выпускника ВХУТЕИНа (Высший художественно-технический институт), мастерской Н. А. Ладовского.

Следует упомянуть Генплан Ташкента, созданный Александром Кузнецовым в 1937—1939 годах, который также разрабатывался в соответствии с советским пониманием деколонизации.

План города архитектора Александра Сильченкова:

План города Александра Кузнецова:

Некоторые советские архитекторы выбрали вторую альтернативу развития города. Они исследовали особенности застройки старого Ташкента и принципы организации быта, а затем старались частично адаптировать их в современной архитектуре. Такой подход применили в проектировании жилого дома «Жемчуг». Здесь архитекторы под руководством Офелии Айдиновой попытались воссоздать структуру застройки домов в махаллях.

Другим интересным примером служит квартал Ц-5, массив Киет, где после землетрясения было построено несколько домов коттеджного типа по принципу домов в махаллях.

На квартале Ц-26 есть несколько домов с 5—6-комнатными квартирами, в каждой из которых есть огромная терраса. Эти террасы многофункциональны: жильцы устанавливают там топчаны, выращивают растения, готовят плов, собираются компаниями с соседями.

План домов на квартале Ц-5, махалля «Киет»:

Дома на квартале Ц-26:

Суть третьей альтернативы заключалась в музеефикации (сохранение и преобразование памятников культуры в объекты музейного показа) архитектурного наследия «старого» города. Вопрос сохранения культурного наследия был очень актуален для советских архитекторов, поэтому было разработано несколько проектов, отвечающих этой задаче.

Например, в 1978 году архитекторы Андрей Косинский, Сабир Рахимов, Георгий Григорьянц и другие представили вариант прототипа микрорайона «Калькауз», который бы частично сохранил особенность местной архитектуры. Однако проект не удалось осуществить в основном из-за нехватки государственных средств.

***

Для советских архитекторов Ташкент являлся полем для экспериментов и реализации собственных фантазий. За короткий период с 1924 по 1991 год была проделана работа по превращению провинциального азиатского города в «звезду Востока», где гармонично переплелись азиатские мотивы с современным урбанизмом.

КТО ЭТО ВСЕ СДЕЛАЛ

Анастасия Галимова — всё написала и даже нарисовала красивое

Виктория Ерофеева — отредактировала

Леночка — откорректировала

Даша Солод — проводила планерку, пока Борис заливал это на сайт

Тима — очень хотел спать